Archivi tag: Ичкерия

Исповедь несостоявшегося фермера, или как я потерял Родину (или она меня)

   

(Воспоминания Хамзата)

Дело было давно, однажды большая Родина (СССР) приказала всем перестроиться, я с удовольствием согласился и врoде бы с не пыльной и стабильной работы решил переключиться в фермеры. Я знал что это тяжелый и затратный труд но трудностей я не боялся, был задор, чувство собственника и желание работать на себя. Каких трудов и нервов стоило получить землю описывать не буду, уж лучше изложу чем все это закончилось. 1992 г. организовал фермерское  хозяйство закатал рукава и работа закипела. В течении первых двух лет удалось сколотить 2 трактора и весь набор прицепных и навесных сельхоз.агрегатов за исключением комбайна. Были случаи когда местному совхозу помогал техникой а совхоз  одалживал комбайн.

И вот наступил 1994 г а дело происходило в Чечне. Родина будучи недовольной тем что её часть решила “свалить” нагнала в республику столько брони и пушечного мяса, что дело запахло жареным, имя Родины было – Русская Армия. Под Родиной я также имею ввиду любого чиновника от сельской администрации до Главного Скрепохранителя а также любого кто носить униформу. Путаясь под ногами y воюющих сторон, руководствуясь поговоркой: Война войной а кушать надо!, под обстрелами вертолетных ракет мне удалось засеять озимые, весной умудрился посадить картофель и овощные.

А в то время земли совхозов успели зарасти бурьяном. Родина (армия) в поисках безопасного места для боевой позиции перед штурмом села Бамут обнаружила мое поле наиболее подходящим и безопасным, так как засеянное поле как бы гарантировало отсутствие мин (эх…надо было поставить).Узнав об этом я набрался смелости (а оказалось наглости) пошел к Родине чтобы взглянуть ей в глаза, прежде чем увидел глаза Родины моему взоры предстала удручающая картина, помимо солдатских окопов земля была изрыта огромными ямами для танков, БТРов и другой техники. Весь верхний плодоносный, гумусный слой земли вместе с урожаем ушел вниз а на поверхность была поднята желтая глина и мое поле скорее напоминала шахматную доску.

Потом я перевел свoй взгляд на Родину, вид у него был страшный, можно сказать отвратительный, Родина вся былa грязнaя и голоднaя онa нагло смотрелa мне в глаза и поедалa мой картофель, который откапывалa тут же у себя из под ног. Нa мой недоуменный вопрос: Что она (Родина) делает на моем поле? Ответила, что наводит конституционный порядок. -Hеужели для этого надо было уничтожать урожай? спросил я, лучше бы я не спрашивал, спасибо что живым отпустили, еле унес ноги.

Спустя некоторое время местная малая Родина (республиканский минсельхоз), предложила все эти убытки и упушенную выгоду запротоколировать и когда наступят лучшие времена большая Родина возместит. Так я и сделал, еще год ушел на восстановление земли чтобы можно было ее рaспахивать и обрабатывать. Более менее оправившись от железных объятий “Старшего Брата” я встретил второе пришествие Родины 1999 г. на этот paз Родина погубила мой урожай, не на поле брани, а будучи уже убранным, тo есть: наученный первой войной народ свалил по близлежащим республикам, а из-за отсутствия рынка сбыта, урожай мой пропал, проросшие лук пришлось выкинуть

Междувоенное время я вспомнил об актах погубленного урожая в первую войну которые чудом сохранились. С этими исками я пошел к Родине, мол так и так… Родина даже не поинтересовалась а правильно ли я калькулировал свои убытки не приписал ли я что-то лишнее, Родину (минсельхоз) прежде всего интересовало откачу ли я ей необходимый процент из той денежной компенсации, которую она окажет моему фермерскому хозяйству. Не договорившись с Родиной мы разошлись. Еще некоторое время ушло в надежде на что Родина когда ни будь меня заметит и будет кредитовать. Но львиную долю республиканского бюджета поедали правоОХРЕНЕТели, которые росли как на дрожжах и на каждом шагу как грибы после дождя. У меня окончательно опустились руки дa и здоровье тоже было уже не то.

Я возненавидел Родину, потом ненависть тихо перешла в презрение, единственное мое желание было, не видеть эту Родину в глаза. И покинуть eё – навсегда, но и возможности (материально) тоже не было. И вот однажды с этим мерзким чувством я последний раз пошел к Родине (минсельхоз) чтобы высказать ей все что думаю о ней и заодно попросить у нее денег чтобы… свалить. И каково же было мое удивление, когда Родина согласилась дать мне денег, ну разумеется за определенную мзду.

Родина сама придумала схему выдачи мне денег, Это была разовая помощь на посевную, от которой я должен “откатить”… 60%. Мы ударили по рукам я получил энную сумму, откатил соответствующую часть, взял семью под мышку и меня только и видели. Напоследок перед тем как шагнуть на трап свoего “философского пароходa” я обернулся назад чтобы последний раз взглянуть своими влажными глазами, в глаза Родине – на прощание. Даже моего прощального взгляда Родина не видела, ей было не до меня, она нервно подсчитывала свою долю”.

CHECHENS, SHOW THAT YOU ARE A UNITED NATION! – INTERVIEW WITH USMAN FERZAULI

(English Version)

Usman Ferzauli, former First Deputy Foreign Minister and Director of the Department of Foreign Intelligence, then Minister of Foreign Affairs and Ambassador Extraordinary and Plenipotentiary to the Kingdom of Denmark, in service until 2016, has agreed to answer some of our questions on the current situation of the Chechen Republic of Ichkeria.

As a senior officer of the Chechen Republic of Ichkeria, you have gone through all stages of the republic’s history, from the most glorious to the most difficult. Today you support the cause of Chechnya from Europe. How is the management of Ichkeria experiencing this difficult and delicate moment?

I must say that today I am not an Ichkeria official on active duty . I believe that this status allows me to be more objective and free in the choice of terms to define the processes related to Ichkeria, without violating anyone’s rights or ambitions. I cannot speak on behalf of all Chechens, but I would insult the memory of my brothers in arms, who gave their lives for the sake of Ichkeria’s freedom, if I did not talk about what we all dreamed of and what we have dedicated our lives. Everyone is going through this difficult time in their own way. There are more than half a million Chechens outside of Ichkeria and Russia, and they are integrated into the social strata of their home countries. About three hundred thousand live in the territory of Russia proper. The remainder resides in Ichkeria. Our people have gone through a very difficult path, in the last 30 years we have faced 2 ethnic cleanups, which European politicians have called simply “… violation of human rights”. We have lost a quarter of the population during the wars and there is no family in Ichkeria that has not lost a loved one during this time. I mention these facts only because all this lives in us, in our children. And any information that mentions the word Ichkeria is a kind of detonator for all of us. Unfortunately, today I do not see a single national concept capable of developing mechanisms to get out of this difficult situation. Furthermore, it is not entirely ethical to try to change something in Ichkeria while sitting thousands of kilometers from the Homeland. Finally, I do not allow anyone to ask those Chechens living in Ichkeria today to engage in an open confrontation with the occupying authorities, because today Ichkeria is similar to Ukraine during the occupation by Nazi Germany. Ichkeria is governed by the dictatorship of the federal authorities. People are absolutely helpless. People have no right to be heard, to have their own opinion different from the official versions. The corruption is nationwide. This is the situation we are in …


A few days ago, the Ukrainian parliament recognized Ichkeria as a state illegally occupied by the Russian Federation and recognized the genocide committed by the Russians against the Chechens. How do you rate this event for Chechnya?

We are all happy with this step and we give an enthusiastic evaluation to these acts of the fraternal Ukrainian people. Thousands of our compatriots today fight together with the Ukrainians for a noble cause: against an aggressor who has no morals, pity, dignity. Undoubtedly, the recognition of Ichkeria as a temporarily occupied state and the establishment of a commission to investigate the genocide against our people are but the first glimpses of our people’s hopes for freedom and the consequent prosecution of military and political criminals. But this is a very tiring path, which will first of all require the unity of us Chechens, which unfortunately I do not see at the moment. The very concept of independence must go beyond the national framework with the involvement of international experts, support groups in the broad sense and, above all, an international administration set up for the transition period. Today the Chechens are divided globally and a peaceful solution to the problem of unification is, to put it mildly, very prosaic. Unfortunately, we still don’t find similar support from political leaders in European countries and North America and there are no clear signs that this will happen in the foreseeable future. But we are patient people, we have been waiting for 300 years, we will wait for more.

The forces demanding continuity with the Chechen Republic of Ichkeria today seem divided and sometimes even in conflict with each other, delegitimizing each other. What is the reason for this fragmentation?

This is a very sensitive issue. I am not an advocate of public whipping of my countrymen, no matter how much scoundrel they may be. Unfortunately, nothing is changing and they apparently haven’t learned from past mistakes. Somehow, the esteemed Vytautas Landsbergis, observing the disunity of the Chechens, said: “ My dear Chechens, well, show at least once that you are one united nation! “ The reason for the fragmentation of these groups (I cannot call them otherwise) are the sick ambitions of some and the very high presumption of others. We have already overcome this path of fragmentation in 1997, on the eve of the election of the President of the CRI and after, when the people who had to unite the people became a disaster for their own . nation . After the end of the first war, the lustration law was passed. But this law was not applied to domestic traitors and people who actively cooperated with the aggressor. Eventually, everything went back to anarchy. The same trend is observed today. Defectors, people who collaborated with the occupation regime and mere adventurers, as well as those who betrayed President Aslan Maskhadov, tempted by the conspiratorial ideas of controlling oil pipelines and uniting Chechnya and Dagestan, position themselves as the main “activists. of the liberation movement “.

How do the Chechen population at home and the diaspora in Europe perceive the litigation of various organizations defending the independence of Chechnya? And how credible are these organizations among the civilian population?

The feelings are very negative . The most interesting thing is that all these groups protect the interests of the group itself, which they arbitrarily declare to be the interests of the people of Ichkeria. As can be seen from publications and personal communication, there are conflicting statements. Someone renewed the ideas of the Caliphate with the establishment of Sharia law in Ichkeria immediately. Someone will go to war directly in the Chechen Republic and thus “free” Ichkeria from the invaders, with all the bloody consequences that will ensue. This is nothing but an illusion. There are also demands on the government of Ukraine to recognize Dagestan’s independence. We are not interested in Dagestan and we do not have the right to speak on behalf of the peoples of Dagestan, where 52 ethnic groups live and there is not a single dominant one. Throughout our history, we have not had a single beneficial idea from Dagestan, only conflicts, conflicts, wars, devastation and betrayal. Furthermore, the international community, primarily the European Union and the countries of North America, see Russia in the future as a united, stable and predictable country within its current borders. And our appeals for the recognition of the independence of Russian autonomies can be mistaken for attempts to divide Russia itself, and therefore we pour water on the mill of Russian propaganda. Yes, we are for the freedom of all peoples, but first of all we must not forget our national interests. Since our independence in principle also depends on the outside world, it is necessary to speak in a language that is acceptable and understandable to the world, leaving verbosity and rhetoric unacceptable to parlor adventurers.

Do you think it makes sense that the various institutional groups that call themselves “legitimate” come together as one and put aside their differences instead of acting independently? Or do you think there is someone among them worthy of leading others?

I am deeply convinced that Ichkeria should achieve independence without bloodshed, military confrontations and destructive wars. We’ve been through all of this before. One thing is quite clear to me, that without the consent of Russia, Ichkeria will not receive independence in that classic civilian form, as has happened before with the colonial territories. I am absolutely certain that no country in the world will announce a single sanction against Russia due to the violence and colonization of Ichkeria. We have seen all of this during two bloody wars. And in these matters, we need the political support of Ukraine and its partners. It is quite obvious that in matters of cooperation with Ichkeria, if this process continues, Ukraine needs a force that can be represented on behalf of the people of Ichkeria. And if all these groups really want freedom for their country, it is necessary to leave their ambitions alone and form a working group to carry this project forward .

At the moment, many young Chechens are fighting alongside the Ukrainian army, mainly on the Kherson front. It is clear that their battle is not only for the defense of Ukraine, but also for the restoration of Chechnya’s independence. If you could talk to each of them, what would you tell them?

With obvious envy, in the good sense of the word, I watch our boys participate in this war. It would be unethical to teach them something, because with their example they set an example and hope for all Chechens. For me, in principle, it does not matter what they are guided by. But to each, individually, I would give my hand and hug, as Chechen men do. We Chechens are laconic and don’t compliment each other, but I’m extremely proud to belong to the people they represent. Once again, they fully showed the whole world their nobility and the potential for courage in the fight against a common enemy. In my prayers I ask the Almighty to grant them health, good humor and long life in their free homeland.

How does the political fragmentation of the CRI affect those same soldiers fighting at the front under the Ichkeria banner?

At this stage, these guys are busy with their noble cause and, for objective reasons, don’t pay much attention to this issue. I know that there have been unsuccessful attempts by some groups to subjugate these battalions to themselves by luring them “under the banner of Ichkeria”. But the problem with the latter is that these guys since 2014, in one way or another, under the Ichkeria banner, position themselves as Ichkerians. At the same time, they are integrated into the structures of the Ukrainian armed forces, accept and carry out the tasks assigned to them by the command. Therefore, I doubt that at this stage they can be affected in any way beyond their functional responsibilities.

CECENI, MOSTRATE CHE SIETE UNA NAZIONE UNITA! – INTERVISTA AD USMAN FERZAULI

(Versione Italiana)

Usman Ferzauli, ex Primo Vice Ministro degli Esteri e Direttore del Dipartimento di Intelligence Estera, poi Ministro degli Affari Esteri ed Ambasciatore Straordinario e Plenipotenziario presso il Regno di Danimarca, in servizio fino al 2016, ha acconsentito a rispondere ad alcune nostre domande sulla situazione attuale della Repubblica Cecena di Ichkeria.

Come alto ufficiale della Repubblica cecena di Ichkeria, hai attraversato tutte le fasi della storia della repubblica, dalle più gloriose alle più difficili. Oggi sostieni la causa della Cecenia dall’Europa. Come sta vivendo questo momento difficile e delicato la dirigenza di Ichkeria?

Devo dire che oggi non sono un funzionario di Ichkeria in servizio attivo. Credo che questo status mi permetta di essere più obiettivo e libero nella scelta dei termini per definire i processi relativi all’Ichkeria, senza violare i diritti o le ambizioni di qualcuno. on posso parlare a nome di tutti i ceceni, ma insulterei la memoria dei miei fratelli d’armi, che hanno dato la vita per il bene della libertà di Ichkeria, se non parlassi di ciò che tutti abbiamo sognato e di ciò cui abbiamo dedicato le nostre vite. Ognuno sta attraversando questo momento difficile a modo suo. Ci sono più di mezzo milione di ceceni al di fuori di Ichkeria e della Russia, e sono integrati negli strati sociali dei loro paesi di residenza. Circa trecentomila vivono nel territorio della Russia vera e propria. Il resto risiede in Ichkeria. Il nostro popolo ha attraversato un percorso molto difficile, negli ultimi 30 anni abbiamo affrontato 2 pulizie etniche, che i politici europei hanno chiamato semplicemente “…violazione dei diritti umani”. Abbiamo perso un quarto della popolazione durante le guerre e non c’è famiglia a Ichkeria che non abbia perso la persona amata durante questo periodo. Cito questi fatti solo perché tutto questo vive in noi, nei nostri figli. E qualsiasi informazione che menzioni la parola Ichkeria è una specie di detonatore per tutti noi. Purtroppo non vedo oggi un unico concetto nazionale in grado di sviluppare meccanismi per uscire da questa difficile situazione. Inoltre, non è del tutto etico cercare di cambiare qualcosa a Ichkeria mentre si è seduti a migliaia di chilometri dalla Patria. Infine, non permetto a nessuno di chiedere a quei ceceni che oggi vivono a Ichkeria di avviare un confronto aperto con le autorità occupanti, perché oggi Ichkeria è simile all’Ucraina durante l’occupazione da parte della Germania nazista. In Ichkeria vige la dittatura delle autorità federali. Le persone sono assolutamente impotenti. Le persone non hanno il diritto di essere ascoltate, di avere la propria opinione diversa dalle versioni ufficiali. La corruzione è su scala nazionale. Questa è la situazione in cui ci troviamo…


Pochi giorni fa, il parlamento ucraino ha riconosciuto Ichkeria come uno stato occupato illegalmente dalla Federazione Russa e ha riconosciuto il genocidio commesso dai russi contro i ceceni. Come valuti questo evento per la Cecenia?

Siamo tutti contenti di questo passo e diamo una valutazione entusiasta a questi atti del fraterno popolo ucraino. Migliaia di nostri connazionali oggi combattono insieme agli ucraini per una nobile causa: contro un aggressore che non ha morale, pietà, dignità. Indubbiamente, il riconoscimento di Ichkeria come stato temporaneamente occupato e l’istituzione di una commissione che indaghi sul genocidio contro il nostro popolo non sono altro che i primi barlumi delle speranze del nostro popolo di ottenere la libertà e il conseguente perseguimento di criminali militari e politici. Ma questo è un percorso molto faticoso, che richiederà prima di tutto l’unità di noi ceceni, che purtroppo al momento non vedo. Il concetto stesso di indipendenza deve andare oltre il quadro nazionale con il coinvolgimento di esperti internazionali, gruppi di sostegno in senso lato e, soprattutto, di una amministrazione internazionale costituita per il periodo di transizione. Oggi i ceceni sono divisi a livello globale e una soluzione pacifica al problema dell’unificazione è, per usare un eufemismo, molto prosaica. Sfortunatamente, non troviamo ancora un sostegno simile da parte dei leader politici nei paesi europei e nel Nord America e non ci sono segnali chiari che ciò accadrà nel prossimo futuro . Ma siamo persone pazienti, stiamo aspettando da 300 anni, ne aspetteremo ancora.

Le forze che chiedono continuità con la Repubblica cecena di Ichkeria oggi sembrano divise e talvolta addirittura in conflitto tra loro, delegittimandosi a vicenda. Qual è il motivo di questa frammentazione?

Questa è una questione molto delicata. Non sono un sostenitore della fustigazione in nome pubblico dei miei connazionali, non importa quanto farabutti possano essere. Sfortunatamente, nulla sta cambiando e a quanto pare non hanno imparato dagli errori del passato. In qualche modo, lo stimato Vytautas Landsbergis, osservando la disunione dei ceceni, disse: “Miei cari ceceni, bene, mostrate almeno una volta che siete un’unica nazione unita!” Il motivo della frammentazione di questi gruppi (non posso chiamarli diversamente) sono le malate ambizioni di alcuni e l’altissima presunzione di altri. Abbiamo già superato questo percorso di frammentazione nel 1997, alla vigilia delle elezioni del Presidente della CRI e dopo, quando la gente che doveva unire il popolo divenne un disastro per la sua stessa nazione. Dopo la fine della prima guerra, fu approvata la legge sulla lustrazione. Ma questa legge non è stata applicata ai traditori nazionali e alle persone che hanno collaborato attivamente con l’aggressore. Alla fine, tutto è tornato all’anarchia. La stessa tendenza si osserva oggi. I disertori, le persone che hanno collaborato con il regime di occupazione ed i semplici avventurieri, così come coloro che hanno tradito il presidente Aslan Maskhadov, tentati dalle idee cospirative di controllare gli oleodotti e unire Cecenia e Daghestan, si posizionano come i principali “attivisti del movimento di liberazione”.

Come percepiscono la popolazione cecena in patria e la diaspora in Europa il contenzioso di varie organizzazioni che difendono l’indipendenza della Cecenia? E quanto sono credibili queste organizzazioni tra la popolazione civile?

Le percepiscono in modo molto negativo. La cosa più interessante è che tutti questi gruppi tutelano gli interessi del gruppo stesso, che dichiarano arbitrariamente essere interessi del popolo di Ichkeria. Come si vede dalle pubblicazioni e dalla comunicazione personale, ci sono dichiarazioni contrastanti. Qualcuno ha rinnovato le idee del Califfato con l’istituzione della legge della Sharia in Ichkeria immediatamente. Qualcuno andrà in guerra direttamente nella Repubblica Cecena e così “liberarà” Ichkeria dagli invasori, con tutte le sanguinose conseguenze che ne conseguiranno. Questa non è altro che un’illusione. Ci sono anche richieste al governo dell’Ucraina di riconoscere l’indipendenza del Daghestan. Non ci interessa il Daghestan e non abbiamo il diritto di parlare a nome dei popoli del Daghestan, dove vivono 52 gruppi etnici e non ce n’è uno solo dominante. Nel corso della nostra storia, non abbiamo avuto una sola idea benefica dal Daghestan, solo conflitti, conflitti, guerre, devastazioni e tradimenti. Inoltre, la comunità internazionale, in primis l’Unione Europea ei Paesi del Nord America, vedono la Russia nel futuro come un Paese unito, stabile e prevedibile entro i suoi attuali confini. E i nostri appelli al riconoscimento dell’indipendenza delle autonomie russe possono essere scambiati per tentativi di dividere la Russia stessa, e quindi versiamo acqua sul mulino della propaganda russa. Sì, siamo per la libertà di tutti i popoli, ma prima di tutto non dobbiamo dimenticare i nostri interessi nazionali. Poiché la nostra indipendenza in linea di principio dipende anche dal mondo esterno, è necessario parlare in una lingua che sia accettabile e comprensibile per il mondo, lasciando verbosità e retorica inaccettabile agli avventurieri da salotto.

Pensi che abbia senso che i vari gruppi istituzionali che si definiscono “legittimi” si uniscano come un’unica realtà e mettano da parte le loro differenze invece di agire in modo indipendente? O pensi che tra loro ci sia qualcuno degno di guidare gli altri?

Sono profondamente convinto che Ichkeria dovrebbe ottenere l’indipendenza senza spargimenti di sangue, scontri militari e guerre distruttive. Abbiamo già passato tutto questo. Una cosa è del tutto chiara per me, che senza il consenso della Russia, Ichkeria non riceverà l’indipendenza in quella classica forma civile, come è successo prima con i territori coloniali. Sono assolutamente certo che nessun Paese al mondo annuncerà una sola sanzione contro la Russia a causa della violenza e della colonizzazione di Ichkeria. Abbiamo visto tutto questo durante due sanguinose guerre. E in queste questioni, abbiamo bisogno del sostegno politico dell’Ucraina e dei suoi partner. È abbastanza ovvio che in materia di cooperazione con Ichkeria, se questo processo continua, l’Ucraina ha bisogno di una forza che possa essere rappresentata a nome del popolo di Ichkeria. E se tutti questi gruppi vogliono davvero la libertà per il loro paese, è necessario lasciare in pace le loro ambizioni e formare un gruppo di lavoro per portare avanti questo progetto.

Al momento, molti giovani ceceni stanno combattendo a fianco dell’esercito ucraino, principalmente sul fronte di Kherson. È chiaro che la loro battaglia non è solo per la difesa dell’Ucraina, ma anche per il ripristino dell’indipendenza della Cecenia. Se potessi parlare con ciascuno di loro, cosa diresti loro?

 Con palese invidia, nel buon senso della parola, osservo i nostri ragazzi partecipare a questa guerra. Non sarebbe etico insegnare loro qualcosa, perché con il loro esempio danno un esempio e una speranza a tutti i ceceni. Per me, in linea di principio, non importa da cosa sono guidati. Ma a ciascuno, individualmente, darei la mano e l’abbraccio, come fanno gli uomini ceceni. Noi ceceni siamo laconici e non ci complimentiamo a vicenda, ma sono estremamente orgoglioso di appartenere alle persone che loro rappresentano. Ancora una volta, hanno mostrato pienamente al mondo intero la loro nobiltà e il potenziale di coraggio nella lotta contro un nemico comune. Nelle mie preghiere chiedo all’Onnipotente di concedere loro salute, buon umore e lunga vita nella loro libera patria.

In che modo la frammentazione politica della CRI colpisce quegli stessi soldati che combattono al fronte sotto la bandiera di Ichkeria?

In questa fase, questi ragazzi sono impegnati con la loro nobile causa e, per ragioni oggettive, non prestano molta attenzione a questo problema. So che ci sono stati tentativi infruttuosi da parte di alcuni gruppi di soggiogare questi battaglioni a se stessi, attirandoli “sotto la bandiera di Ichkeria”. Ma il problema di quest’ultimo è che questi ragazzi dal 2014, in un modo o nell’altro, sotto la bandiera di Ichkeria, si posizionano come Ichkeriani. Allo stesso tempo, sono integrati nelle strutture delle forze armate ucraine, accettano e attuano i compiti loro assegnati dal comando. Pertanto, dubito che in questa fase possano essere influenzati in alcun modo al di là delle loro responsabilità funzionali.

Чеченцы, покажите, что вы сплочённая нация!
Интервью с Усманом Ферзаули

(русскоязычная версия)

Усман Ферзаули, бывший первый заместитель министра иностранных дел и директор Департамента внешней разведки, затем министр иностранных дел и Чрезвычайный и Полномочный Посол в Королевстве Дания, на службе до 2016 года, согласился ответить на некоторые наши вопросы о текущей ситуации. Чеченской Республики Ичкерия.

Вы как высокопоставленный офицер Чеченской Республики Ичкерия прошли все этапы истории республики, от самого славного до самого трудного. Сегодня вы поддерживаете дело Чечни из Европы. Как руководство Ичкерии переживает этот сложный и деликатный момент?

Должен сказать, что я сегодня не в руководстве Ичкерии. Считаю, что данный статус позволяет мне быть более объективным и свободным в выборе терминов определения процессов касающихся Ичкерии, не ущемляя чьих то прав или амбиций. Я так же не могу говорить от имени всех чеченцев, но я бы оскорбил память моих братьев по оружию, которые отдали свои жизни ради свободы Ичкерии, если бы не стал говорить о том, о чём мы все мечтали и чему посвятили свою жизнь. Это сложное время каждый переживает по-своему. За пределами Ичкерии и России более полумиллиона чеченцев и они интегрированы в социальных слоях стран проживания. Порядка триста тысяч проживают на территории собственно России. Ну и остальные в Ичкерии. Наш народ прошел очень трудный путь, буквально за последние 30 лет мы пережили 2 этнические чистки, которые европейские политики называли просто «..нарушением прав человека». Мы потеряли в процессе войн четверть населения, и нет в Ичкерии семьи, кто не потерял своего близкого человека именно в этот период. Я привожу эти факты только потому, что все это живёт в нас, в наших детях. И любая информация, где упоминается слово Ичкерия,  является для всех нас своего рода детонатором. К сожалению, я не вижу сегодня единой национальной концепции действий, способной выработать механизмы выхода из этой сложной ситуации. Более того, не совсем этично сидя за тысячи километров вдали от Родины, пытаться что-то изменить в Ичкерии. Я так же не допускаю, чтобы кто-либо требовал от тех чеченцев, которые проживают сегодня в Ичкерии, начал открытое противостояние с оккупационными властями, потому что сегодня Ичкерия подобна Украине во время оккупации нацистской Германией. В Ичкерии диктатура федеральных властей. Люди абсолютно бесправные. У людей нет прав быть услышанными, иметь собственное мнение отличное от официальных версий. Коррупция в национальном масштабе. Это та ситуация, в которой мы варимся…


Несколько дней назад украинский парламент признал Ичкерию государством, незаконно оккупированным Российской Федерацией, и признал геноцид, совершенный русскими в отношении чеченцев. Как вы оцениваете это событие для Чечни?

Мы все в восторге от этого шага и даём этим актам братского Украинского народа должную оценку. Тысячи наших земляков сегодня сражаются вместе с Украинцами за благородное дело – против агрессора, не имеющего ни морали, ни жалости, ни достоинства. Безусловно, признание Ичкерии временно оккупированным государством и совершения геноцида в отношении нашего народа есть не что иное, как первые проблески надежд нашего народа на обретение свободы и последующего привлечения к ответственности военно-политических преступников. Но это очень трудоёмкий путь, который потребует в первую очередь от нас, чеченцев, сплочённости, чего я, к сожалению, не вижу на данный момент. Сама концепция обретения независимости должна выйти за национальные рамки с вовлечением международных экспертов, группы поддержки в широком смысле и, самое главное, сформированная международная администрация на переходный период. Сегодня чеченцы разделены глобально, и мирное разрешение проблемы объединения, мягко говоря, весьма прозаичны. К сожалению, мы не находим всё ещё аналогичной поддержки политических лидеров в европейских странах и в Северной Америке и нет явных признаков того, что это произойдёт в ближайшей перспективе. Но мы люди терпеливые, мы ждали 300 лет, подождём ещё.

Силы, требующие преемственности с Чеченской Республикой Ичкерия, сегодня выглядят разрозненными, а иногда даже конфликтующими друг с другом, делегитимизирующими друг друга. В чем причина этой фрагментации?

Это очень деликатный вопрос. Я не сторонник публичной поимённой порки своих земляков, какими бы негодяями они ни были. К сожалению, ничего не меняется и видимо они не извлекли уроков из прошлых ошибок. Как-то многоуважаемый Витаутас Ландсбергис, наблюдая разрозненность чеченцев, сказал: Дорогие мои чеченцы, ну покажите хоть один раз, что вы единая сплочённая нация!                                                                                             

Причина фрагментации этих группировок (я их иначе не могу назвать) в больных амбициях одних, и чрезвычайно высокого самомнения других. Мы уже проходили этот путь фрагментации в 1997 году, накануне выборов Президента ЧРИ и после, когда люди, которые должны были объединить народ, стали бедствием для этого народа. После окончания первой войны был принят Закон о Люстрации. Но этот закон не был применён в отношении национальных предателей и людей, активно сотрудничавших с агрессором. В итоге всё вернулось в анархию. Сегодня наблюдается та же тенденция. Главными «активистами освободительного движения» позиционируют себя дезертиры, люди сотрудничавшие с оккупационным режимом и просто авантюристы, а также те, кто предал Президента Аслана Масхадова соблазнившись конспиративными идеями контроля нефтепроводов и объединения Чечни и Дагестана.   

Как чеченское население на родине и диаспора в Европе воспринимают сутяжничество различных организаций, защищающих независимость Чечни? И каким доверием пользуются эти организации среди гражданского населения?

Воспринимают очень негативно. Самое интересное в том, что все эти группировки несут в себе интересы собственно только самой группировки, которые декларируются ими произвольно якобы от имени народа Ичкерии. Как мы видим из публикаций и при личном общении, есть противоречивые декларации. Кто-то возобновил идеи Халифата с установлением немедленно законов Шариата в Ичкерии. Кто-то собирается идти воевать непосредственно в Чеченской Республике и таким образом «освободить» Ичкерию от оккупантов, со всеми вытекающими отсюда кровавыми последствиями. Это не более чем иллюзия. Есть так же призывы к Правительству Украины признать независимость Дагестана. Нам нет дела до Дагестана, и мы не имеем права говорить от имени народов Дагестана, где проживают 52 этнические группы, и нет ни одной доминирующей. За всю нашу историю мы не имели ни одной благотворной идеи от Дагестана, одни конфликты, распри, войны, разруху и предательство. Более того, международное сообщество, в первую очередь Европейский союз и страны Северной Америки видят Россию в перспективе единой в пределах своих нынешних границ, стабильной и предсказуемой страной. И наши призывы к признанию независимости российских автономий могут принять за попытки раскола самой России и таким образом мы льём воду на мельницу российской пропаганды. Да, мы за свободу всех народов, но нам в первую очередь нужно не забывать свои национальные интересы. Поскольку наша независимость в принципе зависит и от внешнего мира необходимо говорить на языке, который приемлем и который понятен миру, оставив словоблудие и неприемлемую риторику салонным авантюристам.

Считаете ли вы целесообразным, чтобы различные институциональные группы, определяющие себя как «законные», объединились в единую реальность и отложили в сторону свои разногласия, вместо того чтобы действовать независимо? Или ты считаешь, что среди них есть тот, кто достоин возглавить остальных?

Я глубоко убеждён в том, что Ичкерия должна получить независимость без кровопролития, военных столкновений и разрушительной войны. Мы всё это уже проходили. Мне совершенно понятно одно, что без согласия на то России Ичкерия не получит независимость в той классической цивилизованной форме, как это происходило ранее с колониальными территориями. Я совершенно уверен и в том, что ни одна страна в мире не объявит ни одной санкции  России из-за насилия и колонизации Ичкерии. Мы всё это видели в течение двух кровавых войн.  И в этих вопросах нам необходима политическая поддержка Украины и её партнёров.  Совершенно очевидно, что в вопросах сотрудничества с Ичкерией, если этот процесс будет иметь продолжение,  для Украины необходима сила, которая может быть представлена от имени народа Ичкерии. И если все эти группировки действительно желают свободы своей стране, необходимо оставить в покое свои амбиции и сформировать рабочую группу для продвижения этой работы.

На данный момент многие молодые чеченцы воюют на стороне украинской армии, в основном на Херсонском фронте. Понятно, что их битва ведется не только за защиту Украины, но и за восстановление независимости Чечни. Если бы вы могли поговорить с каждым из них, что бы вы им сказали?

Я с нескрываемой завистью, в хорошем смысле этого слова, наблюдаю за нашими парнями, участвующим на этой войне. Было бы не этично учить их чему-то, поскольку своим примером они дают пример и надежду всем чеченцам. Для меня в принципе неважно, чем они руководствуются. Но каждому в отдельности я подал бы свою руку и обнял, как это делают чеченские мужчины. Мы, чеченцы, немногословны и не делаем комплименты друг другу, но я чрезвычайно горд, что принадлежу к народу, который они представляют. Они ещё раз в полной мере показали всему миру своё благородство и  потенциал мужества в борьбе с общим врагом. В своих молитвах я прошу Всевышнего даровать им здоровья, бодрости духа и долгих лет жизни на своей свободной Родине.

Как политическая раздробленность ЧРИ сказывается на тех самых бойцах, сражающихся на фронте под знамёнами Ичкерии?

На данном этапе эти парни заняты своим благородным делом и в силу объективных причин они не уделяют этому вопросу много внимания. Я знаю, что были неудачные попытки некоторых группировок подчинить эти батальоны себе, заманив «под знамёна Ичкерии». Но проблема последних в том, что эти парни с 2014, так или иначе, под знамёнами Ичкерии, они и позиционируют себя как Ичкерийцы. При этом они интегрированы в структуры Вооруженных Сил Украины, принимают и реализуют задачи, поставленные перед ними командованием. Поэтому, я сомневаюсь в том, что на них можно оказать какое-то влияние, выходящее за рамки их функциональных обязанностей на данном этапе.

Путин взращён на чеченской крови! Франческо Бенедетти берет интервью у Майрбека Тарамова

Франческо Бенедетти: – Недавно в Амазоне опубликована ваша книга “Преступления века России в Чечне”. В ней собраны страшные свидетельства преступлений, совершенных русской армией во время второго вторжения в страну. Почему именно сейчас вы решили опубликовать эти свидетельства событий, произошедших более двадцати лет назад? Это законный акт свидетельских показаний или же политический выбор?

Майрбек Тарамов: – Первые материалы, описанные в книге «Преступления века России в Чечне» я стал публиковать в Баку в газете «Кавказский Вестник» практически сразу после поступления ко мне этих материалов на нескольких дискетах. Этот номер газеты вышел 27 ноября 2000 года, то есть спустя почти год после тех ужасных преступлений. Хотя прошло уже 22 года после передачи мне тех материалов, я не могу назвать имена тех, кто передал мне эти дискеты. Некоторые детали о публикации этих материалов освещены в Послесловии книги, когда я получил недовольное письмо из Назрановского отдела Правозащитного Центра (ПЦ) «Мемориал». Их недовольство выражалось опасением за жизнь пострадавших, которые  подали иски в ЕСПЧ за совершённые над ними преступления.  А я в свою очередь высказал возмущение тем, что сотрудники «Мемориала»  боятся огласки столь чудовищных преступлений, совершённых российскими властями в Чечне.

Спустя три года мне удалось объединить эти материалы, и в начале 2004 года я издал книгу «Преступления века России в Чечне». Здесь необходимо напомнить, что данная книга была издана нелегально. Причём, чтобы выход книги состоялся, и чтобы не было преждевременной огласки, русские работники типографии были посланы в оплачиваемый недельный отпуск.

Первоначально я предоставил авторство книги ПЦ «Мемориал» и ГИА Чеченпресс. Здесь хочу отметить, что и я в свою очередь, опасался преследований, и чтобы как то предостеречь себя, передал своё авторство. Позже до меня дошли сведения, что ПЦ «Мемориал» заявил о том, что не имеет отношения к книге, тем самым отказываясь от авторства. В итоге мне пришлось взять авторство на себя.

Сегодняшние публикации этих российских преступлений объясняются следующими причинами…

Во-первых, после наглого и кровавого вторжения российских войск в Украину необходимо было предупредить украинское руководство и население, что подобные жестокие преступления могут произойти и на их земле, что к несчастью подтвердилось. 

Во-вторых, я уверен, чтобы столь чудовищные преступления не повторялись вновь и вновь в любой точке мира, необходима их максимальная огласка, поэтому я обратился за публикацией к всемирно известной корпорации Амазон, предварительно переведя книгу на английский язык. С этой же целью я обращаюсь к твоему сайту http://www.ichkeria.net в надежде, что эти материалы будут переведены на итальянский язык.

И в третьих – вновь и вновь я обращаюсь к пострадавшему от этих преступлений населению Чечни – передавайте сведения об этих и других преступлениях, совершённых над вами и вашими родственниками в Международные Уголовные суды! На сегодняшний день складывается уникальная ситуация, когда российские преступники могут понести заслуженное наказание, а вы и ваши родственники получите должные компенсации, а не те жалкие подачки, которые выплачивал ранее ЕСПЧ, не составляющие даже пятой доли от пострадавших европейцев или американцев.

– Свидетельства, которые вы собрали в своей книге, леденят душу и могут поколебать самообладание любого человека. Прежде чем стать автором этой книги, вы были чеченцем. Как вы, как кровный брат этих жертв, чувствовали их страдания? Как бы вы объяснили гражданам Италии, Франции или Германии, что значит испытать то, что испытали люди, о которых вы рассказываете в своей книге?

– Чтобы чувствовать боль и страдания того или иного народа, другого человека, надо обладать настоящим сердцем, как то повелевает наш Создатель, вне зависимости от национальной принадлежности. Ведь почему Путин и ФСБ сотворили информационную блокаду в Чечне накануне второй войны? Спецслужбы прекрасно знают эффект информационной  войны – что Человечество откликнется на боль и страдания людей. К сожалению, путинский план претворился в жизнь – иностранные журналисты под страхом смерти не допускались на территорию объятой войной Чечни. Но были единицы журналистов, которые действовали там со смертельным риском, одной из которых была Анна Политковская. Хоть она не была чеченкой, страдающие чеченцы доверяли Анне как своей сестре или матери – на все 100%. И она буквально выплескивала слёзы, кровь и страдания чеченского народа на страницы «Новой газеты», что имело сильнейший резонанс.

Ну, а я не был столь популярным журналистом, мою газету читали очень мало людей, хотя я публиковал там ужасающие материалы. Но я жив пока, и продолжаю свою деятельность уже на протяжении более 20 лет, хотя здоровье пошаливает. Да конечно, я как коренной чеченец, чувствую боль и страдания своего народа сильнее и ближе, но как я сказал выше, есть в мире гуманитарии, у которых эти ощущения на одном со мной уровне.

В качестве примера приведу Инну и Андрея Курочкиных из информационного канала NEP из Праги, поднявших Чеченскую проблему на небывало высокий уровень, а также твоего земляка (говорят он из Флоренции) Адриано Софри, написавшего замечательную повесть «Если бы я родился в Чечне». А чем хуже Франческо Бенедетти засиявший яркой звездой на информационном небосклоне, высокой поднявший флаг независимой и свободной Ичкерии? Список можно продолжать…

– В предыдущем нашем разговоре вы упомянули, что преступления, о которых вы упоминаете в своей книге, являются предметом уголовных дел против российского правительства, и в предстоящем будущем будут рассматриваться в Международных Уголовных Судах (МУС). Вы можете рассказать мне, на какой стадии находятся эти чеченские дела и как это в настоящее время прогрессирует?

– Как следует из Послесловия книги, сотрудница офиса “Мемориал” из Назрани сообщила, что на стадии рассмотрения в ЕСПЧ находятся 6 уголовных дел из тех преступлений, о которых рассказывается в книге. Но это было более 20-лет назад. Разумеется, сейчас этих дел гораздо больше. Однако мы не знаем, сколько конкретно уголовных дел находится на стадии рассмотрения, и каковы результаты – этим должны заниматься юристы. Я также не знаю, каким образом ЕСПЧ будет требовать компенсаций, если Россия будет выведена из состава Европейского Совета?

Поэтому в данное время, чеченцы должны настаивать на рассмотрении этих уголовных дел в Международных Уголовных Судах (МУС), в частности в Гаагском, где действует совершенно иной механизм наказания преступников, наложения контрибуций, компенсаций. Поэтому чрезвычайно важно объяснять пострадавшим гражданам Чечни и их родственникам подачу исков в МУС.

– Вы занимаетесь защитой прав человека с середины 2000-х годов. Что значит для чеченца, который видел, как самые элементарные права его народа с наглостью и высокомерием попираются государством, определяющим себя как «по закону», продолжать бороться за соблюдение прав человека несмотря ни на что?

– Здесь необходимо различать деятельность юристов и правозащитников. Я вынужден был заниматься защитой прав чеченских беженцев в Азербайджане, видя их абсолютно бесправное положение. Хотя я был чрезвычайно занят, занимаясь журналистикой, я вынужден был  заниматься также защитой прав чеченских беженцев в 2002 году, основав Чеченский Правозащитный Центр (ЧПЦ). Главной миссией ЧПЦ было предотвращение депортаций чеченских беженцев из Азербайджана, Грузии и огласка того, чем заканчиваются подобные депортации в Россию, которые, как правило заканчивались пытками и убийствами депортированных. Подобные депортации имели место также и в европейских странах, где казалось бы права человека защищены, но… это вовсе не так. У меня целый список депортированных чеченских беженцев из Европы, которые после депортации в Россию подверглись пыткам, убийствам и долгим срокам заключения. Но в последние годы деятельность чеченских правозащитных организаций в Европе затруднилась по причине того, что теперь практически невозможно реально установить является ли тот или иной чеченский беженец участником Сопротивления, или это простой беженец, турист, коммерсант, и наконец кадыровец, которым для прикрытия нужно убежище в Европе. В итоге наша Независимая Международная Правозащитная Группа прекратила свою деятельность. Но вместе с тем Сайд-Эмин Ибрагимов – профессиональный юрист и руководитель правозащитной организации “Мир и Права Человека” продолжает юридическую деятельность, подавая иски в Международные Уголовные Суды по всем преступлениям российской армии против гражданского населения Чечни. Но результатов пока нет. Моя миссия как журналиста и писателя – дать максимальную огласку совершённым преступлениям российского руководства, чем я и занимаюсь в настоящее время, и к чему призываю других журналистов, в том числе Франческо Бенедетти.

– По этому вопросу организации чеченской диаспоры в Европе часто выступают против депортации чеченских граждан в Россию, а оттуда в Чечню. Можете ли вы рассказать мне больше об этих случаях? Чем опасна репатриация чеченцев в Россию?

– Это слишком объемный вопрос. А коротко, как я говорил выше, – любой депортированный из Европы в Россию чеченский беженец, если он бывший участник Сопротивления или как то помогал нашим бойцам, таковой будет убит после продолжительных пыток. В лучшем случае получит долгое или пожизненное заключение, которое также заканчивается смертью. А может быть станет кадыровцем, если его вынудят к предательству. Вот эта последняя категория (кадыровцы) представляет наибольшую опасность для чеченских беженцев, у которых раньше этот предатель пользовался доверием. Но против таковых есть противоядие – не общаться с таковым и не верить ни одному слову возвращенца. Важный вопрос или объяснение… Как установить является ли тот или иной беженец, искатель убежища, участником Чеченского Сопротивления? Когда мы пишем Подтверждения в Миграционные Службы Европейских стран, то для установления истины мы сначала адресуем вопрос о том или ином искателе убежища авторитетным чеченцам, бывшим командирам. И если ответ положительный, мы пишем Ходатайство к властям европейских стран. Установить истину несложно, так как население Чечни не так уж велико. А воевавших бойцов было не так уж много. Так, 6 августа 1996 года всего лишь 750 бойцов Чеченского Сопротивления сумели одержать победу над многотысячными войсками России. Но с учётом тех, кто в той или иной степени помогал нашим бойцам, общее количество участников Сопротивления возрастёт более 20 000 человек. Здесь важно отметить, что население Чечни почти на 90% были на стороне бойцов, отстаивающих Свободу и Независимость своей Родины.

– Сейчас Чечня живет под режимом Рамзана Кадырова, очень верного последователя того самого Владимира Путина, который организовывал и руководил или, по крайней мере, прикрывал те преступления, о которых вы говорите в своей книге. Как нынешнее чеченское правительство оправдывает эти действия против своего народа? А как об этом говорят жители Чечни?

Здесь необходимо важное разъяснение. Путин и всё руководство России, прежде всего военное и спецслужбы, совершали те самые ужасные преступления, описанные в книге. Только после окончания активных боевых действий в Грозном Кремль приступил к формированию марионеточного правительства Чечни, главой которого был назначен Ахмад Кадыров, бывший муфтий и мулла. Он закончил один из мусульманских ВУЗов в Средней Азии, куда поступить без ведома КГБ было невозможно. Таким образом, Ахмад Кадыров был агентом КГБ ещё при Советской власти. Главным стимулом при формировании марионеточного правительства были деньги, которыми щедро финансировались марионеточные чиновники. Разумеется, эти марионетки всячески оправдывали действия российских войск в Чечне, описанные в книге, а всю вину за трагедию валили на прежние власти. Главным их «козырем» было следующее – если бы власти ЧРИ не призывали чеченский народ к Сопротивлению, то этой войны и этих трагедий можно было бы избежать. Чеченцы, проживающие на родине, в начале 2000-х годов ещё как то выражали недовольство оккупационными и марионеточными властями, но их протесты жестоко подавлялись, а активисты преследовались. Более всех преследовались правозащитники, которых попросту похищали и убивали, аналогично расправлялись с бывшими участниками Сопротивления, которые для сохранения жизней уезжали за пределы Чечни. Нынешние жители Чечни предпочитают молчать о прошедших событиях, опасаясь за свои жизни.

Kак вы думаете, идет ли в России дискуссия о преступлениях, совершенных российским правительством против чеченцев? И есть ли вероятность того, что российская общественность узнает об этих преступлениях?

– О каких дискуссиях может идти речь в современной России? С великим сожалением надо признать, что сегодняшняя Россия – это империя! А в империи, как ты знаешь, не может быть нормального общества. В Российской империи в данное время всё решает один человек – Путин! И тут ответ тебе предельно ясен – Путин никогда не допустит появления свободного Чеченского государства. Но к счастью, после войны в Украине ситуация в России может коренным образом измениться и привести к распаду страны. Конечно, в такой ситуации появляется реальный шанс обретения утерянной независимости Чеченской Республики Ичкерия. Но как конкретно будут развиваться события после развала России предсказать чрезвычайно трудно. Возможен такой хаос в России, какого не было никогда в истории какой-либо страны. Вот именно такого развития событий и боится Запад, о чём недавно заявил бывший Госсекретарь США Генри Киссинджер, которому исполнилось 98 лет. Но время покажет как будут развиваться события дальше…

– На ваш взгляд, почему события, охватившие Чечню в период с начала 90-х до начала 2000-х годов, не повлияли на западное общественное мнение? Почему Европа, которая сегодня оказалась в опасности из-за российского вторжения в Украину, не увидела столь же большой опасности во вторжении в Чеченскую Республику Ичкерия?

– Это вопрос, который западные СМИ предпочитают обходить стороной, потому что, как говорит пословица «их морда в пуху». Ведь Путин пришёл к власти в России благодаря поддержке запада. Западные политики очень надеялись на Путина – и он их поначалу не обманул. При молчаливом участии запада, который только на словах выражал озабоченность, Путин в Чечне устроил геноцид. Об этом я неоднократно говорил и писал в своих статьях, и демонстрировал документ “Вопросы безопасности” (Журнал для руководителей РФ) за март 1999 года, в котором утверждается о поддержке Путина западом. Если ты помнишь, с приходом Буша-младшего в Белый Дом началась Глобальная Антитеррористическая операция, которую возглавили Буш-младший, Блэр и Путин. Путин с их поддержкой начал войну в Чечне, а Буш под предлогом уничтожения химического и бактериологического оружия начал войну в Ираке. Фактически это была война объявленная мусульманскому миру, под предлогом атаки на ВТЦ 11 сентября 2001 года. На самом же деле всё это весьма сомнительно.

И вот здесь я сделаю очень важное резюме – Соединенные Штаты Америки действительно справедливое демократическое государство. Ведь Конгресс США призвали к ответу Буша-младшего за необоснованное вторжение в Ирак. Но дело в том, что по законам США, американский суд не может посадить в тюрьму Президента США, хоть и бывшего, но ответственность понесли чиновники из окружения Буша-младшего, которые были приговорены к различным срокам тюремного заключения. Ну, а Путин какое наказание понёс за устроенный в Чечне геноцид?! Ха-ха-ха!

Но возвратимся к нашему вопросу… Если поначалу Путин шёл в ногу с западом, то далее после захвата Крыма и Донбасса их пути разошлись. Западные лидеры совершили непростительную ошибку, не учтя того, что Путин – продукт КГБ! Теперь в Украине Путин показал и доказал, что он империалист и фашист высшей категории! Запад понял, что если Путина в Украине не остановить, то он может пойти на захват всего остального мира. Такова Россия – Империя Зла, как выразился президент Рейган. К счастью у России не те масштабные ресурсы, которые были у Советской империи, а это означает, что Путин войну в Украине уже проиграл!

– Видите ли вы параллель между тем, что Путин делал в Чечне, и тем, что он делает в Украине? На Ваш взгляд, правильно ли говорить – то, что происходит сегодня в Украине, является копией процесса, начавшегося в Чечне в 1994 году?

– Параллель сильнейшая! Однако я никогда не думал, что Путин будет творить столь чудовищные преступления в Украине – в бывшей братской 40 миллионной славянской стране. Это означает, что Путин преступник, для которого нет границ, но научился он этим преступлениям в Чечне, где ему запад дозволял всё. Путин взращён на чеченской крови!! «Всю ответственность за происходящее в Чечне я беру на себя!» – так заявил Путин в ходе войны идущей в Чечне. Откуда такая уверенность? От того, что у него были сильнейшие покровители. Я часто привожу примеры с этим высказыванием Путина и цитатой Гитлера своим солдатам: «Я освобождаю вас от химеры, называемой совестью»

Почему даже по прошествии 20 лет многие жертвы открыто не осудили совершённые над ними преступления?

– Мне неизвестна дальнейшая судьба пострадавших, за некоторым исключением. Я не юрист, не адвокат, который бы занимался делами конкретных пострадавших. Моя задача, как журналиста –  дать максимальную огласку произошедших преступлений, что я и делаю на протяжении более 20 лет. Пострадавших, описанных в книге, да и не только в книге, можно разделить условно на несколько категорий. Во-первых это те, чьи трагические истории описаны в книге. Часть из них получили компенсации через ЕСПЧ. Вторая часть до сих пор не осмеливаются подать в суды, остерегаясь за свои жизни и за родственников. Как правило большинство таковых находятся на родине, и им известно, что в случае подачи в ЕСПЧ им грозит смертельная опасность.

Могу привести пример с Зура Битиева, с которой я познакомился на Конференции в Тбилиси в 2000 году, которая прошла пытки и унижения в тюрьме Чернокозово. Зура подала иск в ЕСПЧ и продолжала жить в Чечне. Но в одну ночь к ней ворвались русские спецназовцы и расстреляли её и всю семью, спасся лишь один мальчик, который спрятался. Есть пострадавшие, которые не желают подавать в суд. Одна из таковых Раиса Хамзаева – очень смелая женщина. Она дала интервью газете «Кавказский Вестник», выступала на телевидении ПИК (этот ТВ-канал был при Саакашвили в Грузии). Однако она не желает подавать иск в ЕСПЧ, считая их компенсации мелкими грошами. Может быть Раиса и права, если учесть, что компенсации от ЕСПЧ чеченцам составляют лишь пятую часть того, что получают пострадавшие европейцы или американцы.

Конечно, в складывающейся ныне ситуации, когда Путин терпит поражение в Украине, в результате чего он и все военные преступники России будут призваны к ответственности в Международных Уголовных судах, пострадавшие чеченцы должны немедленно подавать не только в ЕСПЧ, но и в другие суды типа Гааского, где получат полноценные компенсации, за преступления, совершенные над ними российскими властями. Вот к чему мы все, сообща, должны призывать весь чеченский народ, который почти поголовно пострадал в ходе геноцида устроенного российскими властями. Это необходимо также для того, чтобы подобные преступления впредь не совершались никогда ни над чеченским, грузинским, украинским и над другими народами!

– Ты рассказывал удивительные истории, как тебя спасали благородные люди, среди которых был и Александр Литвиненко. Как же тебя мог спасти А. Литвиненко, находившийся в Лондоне, в то время как ты был в Баку?

– Тут нужны пояснения… Дело в том, что я редактировал статьи Александра Литвиненко в агентстве ГИА Чеченпресс и мы с Сашей были  в тесном контакте. Однажды произошла удивительная история. В Баку я обращался за помощью для чеченских беженцев в различные мировые посольства. Я с делегацией чеченских общественных деятелей обратился однажды в Посольство США в Баку, где нас радушно приняли, выслушали, угостили чаем, кофе. И сотрудница Посольства Мэри (до сих пар помню её имя), сказала о том, что мы можем встретиться в кафетерии отеля “Хаят”, чтобы обсудить детали. В назначенное время я с моим верным другом Анваром явились в отель “Хаят” и встретились с сотрудницей Посольства США. За чашкой кофе мы обсуждали ситуацию с бесправным положением чеченских беженцев, и Мэри пообещала донести это дело до американского посла. После этого мы расстались.

И тут начинаются чудеса… Иногда я искал информацию о себе через Гуугл, и вдруг обнаружил удивительное… Читаю на сайте Академгородка в Новосибирске: “В отеле “Хаят”, Баку состоялась встреча сотрудницы Посольства США с правозащитником Майрбек Тарамов. И тут я ужаснулся – как же такая информация, где за столом в кафе были всего лишь три человека – я, мой друг и Мэри, могла просочиться на какой-то российский сайт?!?! Я не спал всю ночь, и на второй день позвонил Александру Литвиненко.

Я объяснил Александру произошедшее, и он попросил меня – «Положи трубку, я перезвоню». (Саша был очень добрый парень, он не хотел чтобы я тратил деньги на телефонные разговоры). Когда мне Александр перезвонил, резко улучшилась телефонная связь, на что Литвиненко отреагировал: “Чувствуешь? – Контакты зачищают!))” Саша меня спросил – «В каком отеле вы находились»? Я ответил. И тут Литвиненко мне объясняет: «В конце января 1990 года в Баку были введены Советские войска для подавления оппозиции. В составе этих войск находились подразделения КГБ, одним из которых командовал я, Александр Литвиненко. В ходе мероприятий советских спецслужб мне удалось завербовать девять высокопоставленных чиновников из правительства Азербайджана. Я для чего это тебе рассказываю, Майрбек, ведь они нас сейчас прослушивают. Так вот знай, и пусть знают они, которые прослушивают наш разговор, – если с тобой, Майрбек, что-нибудь произойдёт, то я оглашу имена имена завербованных мной чиновников Азербайджана».

Я, честно говоря, испугался, схватился за голову, и спрашиваю Литвиненко – “Александр, что ты говоришь?  Как же мне теперь здесь жить?!” А он говорит – “Живи  спокойно Майрбек, и повторяю – если хоть один волос с твоей головы упадёт, они ответят сполна!”

Встаёт вопрос: –  кто же передал информацию о встрече российским спецслужбам? Саша объяснил это так: «Информацию русским передал ваш официант, у которого в чайнике или кофейнике был установлен датчик для прослушки». А в подвале Бакинского отеля «Хаят» находится комната для прослушивания с соответствующей аппаратурой. Всё просто! А к официанту следующий раз можете обратиться: «Товарищ полковник!»

Это был один из примеров того, как меня спасал Всевышний через благородных людей!

Книгу «Преступления века России в Чечне» можно приобрести по ссылкам в Amazon:

Английская версия Paperback: https://www.amazon.it/dp/B0B11BLZJZ

Английская версия e-book: https://www.amazon.it/dp/B09WZDQZG2

Русская версия Paperback: https://www.amazon.de/dp/B09S259CNX

Русская версия e-book: https://www.amazon.de/dp/B09YLGDTXH

МАЙРБЕК ТАРАМОВ – ВЕХИ ТВОРЧЕСТВА

Майрбек Тарамов – известный чеченский журналист, писатель и правозащитник. Из-под его пера вышли сотни статей, интервью, обращений. С 1998 года является учредителем и редактором газеты и сайта “Кавказский вестник”. В начале 1999 года на учредительной конференции в г. Грозном Тарамов М. был избран председателем Союза Кавказских Журналистов. Он публиковался в чеченских, российских и американских СМИ, в частности в газете «Каскад» из Балтимора, журнале «Кругозор», США. После начала боевых действий в Чечне в ноябре 1999 года Тарамов Майрбек эмигрировал в Турцию, а затем в Азербайджан, где продолжил информационно-правовую деятельность, защищая свободу и независимость своей Родины. В 2002, он основал Чеченский Правозащитный Центр в Баку и был избран его руководителем, а позже стал членом Независимой Международной Правозащитной Группы. В 2005 году получил политическое убежище в Швеции, где и проживает в настоящее время. В сентябре 2005 года назначен Представителем Чеченской Республики Ичкерия в Швеции.

Майрбек Тарамов был назначен председателем жюри Литературных конкурсов Государственного Информационного Агентства «Чеченпресс», проведя в этой должности три конкурса: в 2004, 2011 и 2014 годах. В начале 2022 года Майрбек Тарамов назначен Уполномоченным по Правам Человека ЧРИ, а также является членом Совета Старейшин Национальной Ассамблеи Чеченцев Европы.

Майрбек Тарамов является автором следующих книг:

1. «Преступления века России в Чечне» («Чеченский вопрос: окончательное решение»),

в котором разоблачаются тягчайшие преступления политического и военного руководства России. В основу этой книги легли документальные свидетельства бомбардировок чеченской столицы и ее населенных пунктов в конце октября 1999 года тактическими ракетами «Земля-Земля» (SCUD), а также обстрелов «гуманитарных коридоров», по которым гражданское население покидало обстреливаемые населенные пункты Чечни. В книге представлены документальные материалы о торговле трупами убитых чеченцев и внутренними органами убитых граждан Чечни. Карт-бланш на осуществление геноцида мирного населения Чечни дал лично Владимир Путин, ставший президентом России на крови невинных людей. Эта книга была издана трижды и переведена на английский язык.

2. «Террористическая операция России в Чечне 1999 – 2004 гг. Факты и комментарии». Эта книга по сути представляет собой хронику «второй чеченской войны», которая содержит уникальные сведения о войне с осени 1999 по 2004 г., которые невозможно найти в других изданиях. В этой книге ложная информация российских информационных агентств развеяна точными комментариями автора. Эта книга издана американским издательством Игрулита-Пресс.

3. «Вся власть ФСБ!» – сборник лучших статей Майрбека Тарамова, разоблачающих жестокие, бесчеловечные методы российских спецслужб.

4. «Генералы Российской Императорской армии иностранного происхождения и из туземцев Кавказа – участники русско-кавказских войн 1722-1917 гг.»

Читатель будет крайне удивлен, узнав истинный количественный и национальный состав генералов Российской императорской армии, почти 200 лет сражавшихся против горстки кавказских горцев, которых эти генералы называли дикарями. Обратите внимание, что большинство генералов были этническими немцами. Итак:

немцы – 145; грузины – 51; армяне – 49; поляки – 34; шведы – 12; французы – 11; итальянцы – 10; азербайджанцы – 10; греки – 9; сербы – 6; англичане – 5; австрийцы – 5; датчане – 4; крымские татары – 3; румыны – 2; белорусы – 1; швейцарцы – 1; финны – 1; болгары – 1; евреи – 1; литовцы – 1;  арабы – 1; испанцы – 1.

Всего 364 генерала. А высших чинов всего 460: из них 364 генерала-иностранца и 96 генералов из местных горцев, по весьма относительным подсчетам.

5. “Ничто не забыто, никто не прощен!” Эта книга, включающая документальные факты и свидетельства, посвящена депортации чеченского народа в Сибирь и Среднюю Азию. В этой книге содержится Резолюция Европарламента, в одном из пунктов которой говорится, что депортация чеченского народа 23 февраля 1944 года, осуществленная Сталиным и его окружением, является актом геноцида. К сожалению, этот факт пока не признан ни одной страной мира.

6. «Когда дети седеют…» – кровоточащий красочный альбом, затрагивающий все человеческие чувства, который доказывает и показывает геноцид русских против чеченских детей. Альбом издан при участии американского фотохудожника Сергея Мельникофф. Альбом переведен на английский язык.

Данные вехи творчества, опубликованные во многих СМИ, для итальянского сайта www.ichkeria.net я решил дополнить некоторыми эксклюзивными материалами своей биографии, которые привожу впервые.

Я не был участником прямых боевых действий в Чечне, но всегда сочувствовал и был на стороне отрядов Чеченского Сопротивления. Начиная с 1997 года я вёл информационную деятельность в Чеченской Республики Ичкерия, став журналистом популярной газеты «Чеченец», а позже трудился и в других изданиях. Затем я стал основателем и редактором независимой газеты «Кавказский Вестник».

С началом новой российской агрессии в Чечне во второй половине 1999 года я находился на родине и описывал в газете ракетные и авиационные удары российской армией по городу Грозный и другим населённым пунктам Чечни.

К средине октября 1999 года было уже бессмысленно оставаться в городе, где уже практически не оставалось гражданского населения, которое спасая жизни выехало в сельские районы и за пределы республики. И тогда я принял решение примкнуть к отрядам Чеченского Сопротивления. Одев на себя военную форму и взяв оружие, я вместе со своим другом явился к легендарному командиру Шамилю Басаеву, которого знал хорошо, и заявил ему о своём решении. Шамиль после недолгого молчания, сверкнув глазами, повышенным тоном заявил нам:

– О какой войне вы говорите, вы взрослые люди!? Ведь вы образованные люди, и ваша война, ваш фронт другой – информационный! Вот где вы должны защищать нас, чеченских воинов, противостоящих российской экспансии. Я вам выдам соответствующие документы и помогу вам добраться в Грузию, а затем в Турцию, где вы должны будете продолжать информационную деятельность, оповещая мировое сообщество о происходящем геноциде чеченского народа.

Так оно и случилось… Проработав более года в Турции в составе Кавказско-Чеченского комитета и издавая газету «Кавказский Вестник», я перебрался в Баку, столицу Азербайджана, где продолжил информационную деятельность. Я издавал газету «Кавказский Вестник» и вёл одноименный сайт, проводил конференции в Бакинском Пресс-Центре, в которых принимала также участие Алла Дудаева – вдова Первого президента ЧРИ, я выступал на Бакинском телевидении и в местной прессе, в частности газетах «Зеркало», «Эхо» и других.

Мне зачастую задавали вопрос – как же тебе удавалась столь открытая информационная и правозащитная деятельность, когда многих чеченских беженцев власти Азербайджана и Грузии пачками выдавали российским спецслужбам? Я не могу однозначно ответить на этот вопрос, но как мне кажется, ответ кроется в следующем… Российское руководство, издав соответствующие указы, в нарушение всяких Международных Конвенций о комбатантах, преследовало бывших участников Чеченского Сопротивления, ставших уже беженцами и проходивших лечение и восстановление. Я же, как говорилось выше, не был прямым участником Чеченского Сопротивления, хотя был воином информационного фронта.

Во-вторых. Да, меня преследовали, как говорится «Я ходил как по лезвию ножа». Но у меня были надёжные друзья, которые оберегали меня, среди которых были Александр Литвиненко из Лондона, Хож-Ахмед Нухаев – директор корпорации «Кавкор», Ахмед Закаев – премьер правительства непризнанной ЧРИ, и другие, чьих имен я называть пока не буду. Вы спросите – «А как же тебя мог защитить Александр Литвиненко, находясь в Лондоне?» А вот так и смог, чему я был чрезвычайно удивлен. Ну, об этом я могу вам рассказать отдельно, если хотите.

И третье, возможно главное – я верил и чувствовал защиту Всевышнего, трудясь на своём поприще безвозмездно. Ведь Он, в Священном Коране утверждает, что вещающие правду находятся под Его опекой, и если смерть настигает такого на Праведном Пути, то таковой, вне всякого сомнения, обретает высшую степень Рая. Мне хорошо известны Коранические истины, так как я изучал и публиковал аяты Корана в газете.

К вышесказанному хотелось бы добавить следующее… Книга «Преступления века России в Чечне» впервые была издана в Баку в начале 2004 года, но нелегально. Пользуясь случаем я благодарю директора издательства, чьего имени не знаю, Анвара Бёрусой, взявшего на себя редакторство книги, а также Ахмеда Закаева при чьей финансовой поддержке оказался возможным данный проект.